Левин А.И.

 

Левин Абрам Исаакович (1918-22.02.1942)

 

Диана Назарова

ПО "Поколение"

На доме, в котором я живу в деревне Холмец, табличка с названием улицы: Абрама Левина. Как боец поискового отряда «Поколение», я знаю, что 22 февраля 1942 года, комсомолец Абрам Исаакович Левин совершил подвиг самопожертвования – закрыл собой вражескую амбразуру.

Мне захотелось узнать, что это был за человек, каким он был, почему именно здесь, в Холмеце улица названа его именем? При каких обстоятельствах он совершил свой подвиг? Во имя чего?

В этом году исполнилось 75 лет с момента его гибели, не осталось тех, кто был лично знаком с Абрамом Исааковичем, поэтому искать ответы на свои вопросы мне пришлось в архивных документах. В музее Боевой Славы Холмецкой школы сохранились вырезки из газет, письма отца, однополчан, в которых рассказывается о довоенной жизни героя, о том, чем он интересовался, любил, чем дорожил.

Из пожелтевших страниц я узнала, что  Абрам Левин был автозаводцем. Об этом говорил и официальный документ из центрального архива завода: «Левин Абрам Исаакович, год рождения 1918, работал в лаборатории резания технологического отдела с 30 марта 1941 года в должности техника-наладчика по октябрь 1941 года». По воспоминаниям  работницы канцелярии Людмилы Федоровны Гусевой: «Помню ли я такого студента? Конечно, помню. В сорок первом закончил наш техникум. Хороший был парень» Она вспоминает о нём тепло и задушевно, как о хорошем знакомом, даже близком человеке. А ведь человек этот в последний раз встречался с ней 19 сентября 1941 года, когда получал диплом об окончании техникума. Только и удалось ей тогда разглядеть, что он был в рабочем комбинезоне, суров и худощав…
В папке с протоколами заседаний государственной экзаменационной комиссии есть запись:
«Протокол № 22 заседания государственной экзаменационной комиссии от 3 июля 1941 года.
Председатель Кравец. Члены комиссии — Зеленецкий, Михайлов, Генкин, Хорович.
1. Левин Абрам Исаакович. Год рождения 1918, год поступления 1 сентября 1937 года. Специальность — сборка и монтаж автомашин. Тема дипломного проекта «Разработка проекта участка сборки редуктора заднего моста автомашины «ЗИС-6» с выпуском 50 тысяч штук машин в год». Консультант Зеленецкнй, инженер автозавода.
Решение ГЭК: признать, что защита дипломного проекта и его выполнение произведены студентом Левиным А. И. хорошо, и присвоить ему звание техника-механика по сборке автомашин».
«Уважали его у нас. Трудолюбивый был, дисциплинированный, скромный», - вспоминала Людмила Федоровна.
Инженер проектного управления И. Гольдман вспоминал: «На завод я пришел в 1935 году. Учился тогда в школе фабрично-заводского ученичества, принимал участие в художественной самодеятельности нашего завода. Помню, как-то в Зале ударника была назначена репетиция спектакля «Салют, Испания!», который ставил театр рабочей молодежи. На репетицию пришел молодой паренек.
— Хочу попробовать свои силы, — сказал он.
— Попробуйте. Левин. — сказали новичку режиссеры театра имени Моссовета С. Днепров и Ю. Коршун.
На сцену поднялся застенчивый юноша и начал читать юмористические рассказы Михаила Зощенко. Читал он хорошо, с чувством, с настроением. Присутствующие весело смеялись.
-  Что привело вас в наш театр? — задали ему вопрос режиссеры-
руководители.
— Слышал, что вы собираетесь поставить спектакль «Как закалялась сталь», — ответил Левин. — Очень бы хотелось сыграть роль Павки Корчагина.
С тех пор мы часто встречались с Левиным на репетиции. Не один раз вместе с ним мы участвовали в субботниках и воскресниках на строительстве Дворца культуры».
Автор статьи «Бессмертие» А. Новичков встречался с матерью А. Левина и так писал об этом:  «Передо мной пожилая женщина с глубоко запавшими глазами. Рассказывая о сыне, она беззвучно, плачет.
- Сразу же после окончания техникума сына направили работать на автозавод, — говорит она тихо. — Время было военное. Приходил домой редко, а все больше на заводе ночевал. Работы было очень много. И вот как-то приходит вечером домой и прямо с порога:
— Ухожу на фронт. Записался добровольцем в ополчение.
— Но ведь у тебя же бронь, заводу нужен, — сказал мой муж.
На это сын ответил отцу:
— А кто же будет защищать Москву, наш дом, если все мы будем отсиживаться на брони? Кто же за нас с тобой станет воевать с врагами и защищать нашу Родину?
Нам с мужем ничего не оставалось делать, как согласиться с сыном. Он был прав. Проводив сына в армию, отказался и муж от брони. Он написал заявление в райвоенкомат и следом за сыном ушел на фронт защищать нашу советскую землю.
Рита Давыдовна медленно поднялась с дивана, не вытирая слёз, идёт к столу. Она приносит документы сына, его фотографию, вырезки из газет, рассказывающие о героическом подвиге сына.
— А писем от сына с фронта не сохранилось? — спрашиваю я.
— Нет. Правда, было одно письмо. Куда-то я его спрятала и сама не знаю... Но содержание помню.
Рита Давыдовна смахнула концом платка слезы, помолчала немножко, а  когда успокоилась, продолжала: «Понимаешь, мама, — писал сын, — пройдет время, и ты поймешь меня, убедишься, что я сделал правильно. Да, ты обязательно скажешь, что твой сын поступил честно. Я молод, здоров, и мое место здесь. Таких как я, в нашей армии миллионы. И мы, вместе с нашими отцами и братьями, обязаны защищать завоевания нашего народа. И, конечно, мы должны проливать свою кровь, отдавать свою жизнь, чтобы уничтожить раз и навсегда фашизм. Только так. Другого мнения в этом вопросе не может быть. Враг, посягнувший на нашу священную землю, должен быть уничтожен. Скоро пойду выполнять задание Родины. Вряд ли вернусь живым, Я иду туда, чтобы сохранить в наступлении силы и жизнь многим своим товарищам. Я иду ради народа, ради победы, ради прекрасного, что есть в человеке. Не плачь, мама. Пусть никто не плачет».
И я вижу, как худощавое лицо Риты Давыдовны становится суровым, а глаза полны ненависти к тем, кто отнял у нее сына»
В этой же статье есть воспоминания Беренфельда Аркадия Борисовича, сокурсника нашего героя: «В общем мы с ним дружили, — начал свой рассказ Аркадий Борисович. — Да не только я... Настоящий он был товарищ, весёлый и жизнерадостный парень. Бывало, соберет вокруг себя ребят и девчат, сядет за пианино и начнет вместе с нами разучивать новую песню, а то вдруг выйдет на середину класса и начнет читать сатирические рассказы или фельетоны Чехова, Зощенко, Вишни. И, конечно, в группе его за это любили и уважали. И не только за это. В техникуме не проходило ни одного субботника, ни одного туристского похода, в котором бы не участвовал Левин. Да и как мог член комитета комсомола техникума стоять в стороне и спокойно наблюдать за происходящим! Он был душой и запевалой субботников, помогая заводу строить Дворец культуры, первым брался за лопату, когда требовалось расчистить площадку для игры в хоккей, горой стоял за человека, видя, что он во всем прав, и, не стесняясь, говорил правду в глаза, когда товарищ совершал непростительный поступок. «Какой же я тебе друг, — говорил в таких случаях Левин, — если не скажу открыто и прямо, видя, что ты совершаешь ошибку. Обижайся на того, кто молчит, кто равнодушно проходит мимо».
Помню такой случай. Один из студентов параллельной группы попал в нехорошую компанию, стал прогуливать. Об этом узнал Левин. Вечерами, чтобы отвлечь товарища от сомнительных дружков, он вместе с ним. готовил уроки, гулял по городу, ходил в кино. А поздно вечером спешил домой, стараясь попасть на последнюю электричку, идущую в Вешняки.
Аркадий Борисович еще и еще раз вспоминает дни студенческой жизни, встречи со своим однокурсником Левиным: «А вот еще один интересный эпизод. Его мне рассказала Люба — теперь конструктор Любовь Афанасьевна Кошлакова. Кто из москвичей не помнит напряженные октябрьские дни СОРОК первого года! Шли непрерывные бомбёжки. Весь город был погружён по ночам в темноту. Это был суровый, подтянутый город, город-боец. Люба спешила домой. Ее кто-то обогнал.
— Левин! — крикнула она вдогонку. — Ты куда? Ведь живешь же под Москвой?
Левин остановился. Глаза его горели. На лице была написана решимость.
— Ты знаешь, - ответил он. — я записался добровольцем в народное ополчение.
— Ты в ополчение?
— Да, иду на фронт...
Люба удивилась этому не напрасно. По складу своего характера Левин был тихим, застенчивым, любил шутку. Может быть, пошутил и сейчас? Нет. Люба поняла, что теперь её товарищ говорит серьёзно. И в голосе его звучит вполне созревшее решение».
Записи, вырезки из газет, воспоминания друзей, журнал боевых действий,  донесения о безвозвратных потерях, карты-схемы мест боёв. Как много прошло этих немых свидетельств передо мной, пока я искала ответы на свои вопросы.  Теперь все ярче и ярче вырисовывался образ молодого патриота, чей подвиг вошел в историю бывшей 158-й стрелковой Лиозно-Витебской дивизии. Что же это за подвиг?
В той же статье: «Февраль 1942 года. Калининский фронт. Стрелковый полк майора Бондаренко вот уже несколько дней ведет неравный бой с немецкими частями. Особенно тяжелые и упорные бои развернулись за деревню Васильки, раскинувшуюся на крутых берегах реки. Деревня представляла мощный опорный пункт. Еще летом и осенью немцы создали здесь прочную оборону, густо насытив её огневыми средствами. Дерево-земляные укрепления дополнялись ледяными и снежными валами. Они опоясывали дома. улицы, выходили к берегу реки. Скаты оврагов немцы облили водой, превратив их в своеобразные ледяные горы.
— Наступать будем ночью. — отдал распоряжение по батальонам майор Бондаренко.
Первым. развернувшись в цепь, пошел в атаку батальон майора Есиновского. Под внезапными ударами артиллерии все всколыхнулось. завыло, заметалось. Валились раздробленные деревья, с глухим шумом рушились вражеские укрепления, кричали раненые, и голоса их звучали слабо, беспомощно, словно доносились из-под земли.
- Началось…
Майор Бондаренко, наблюдавший с командного пункта за ходом боя, видел сквозь вздымающиеся фонтаны взрывов, как группа солдат из батальона майора Есиновского прорвалась к деревне.
Проходит пять минут, десять, пятнадцать,.. И вдруг контратака немцев. Батальон майора Есиновского отходит в исходное положение.
- Сковать на центральном направлении немцев частью сил, — принимает решение командир полка. — А главные силы стрелковых подразделения бросить на фланги и ударить по гитлеровскому гарнизону с трех направлений.
По сигналу все роты пошли в атаку. Слева по деревне наносила удар стрелковая рота из батальона майора Есиновского, справа — стрелковая рота младшего лейтенанта Каракулова. Минометная рота, автоматчики и пулеметчики били врага в лоб. Немцы думали, что, как и в первый раз, основной удар будет нанесен на прежнем направлении. И когда завязалась перестрелка, они перенесли основной огонь сюда. Этим не замедлили воспользоваться фланговые подразделения. Скрытно сосредоточившись на окраинах деревни, они внезапно бросились на врага. Начались уличные бои.
Первыми ворвались в деревню автоматчики под командованием младшего лейтенанта Алдошина. Они расчищали путь стрелкам капитана Спирина, выбивая немцев из домов, штыком и пулей уничтожая гитлеровцев. Бой за деревню длился около восьми часов. Немцы отчаянно сопротивлялись, однако советские воины преодолели все преграды и разгромили врага.
Первая задача была выполнена. Полк майора Бондаренко прорвал линию немецкой обороны на важном, рубеже и, развивая наступление, с боем стал продвигаться вперед к Холмецу.
Через день передовые части майора Лебединского вступили в соприкосновение с противником. Бой длился двое суток. 3а это время советские воины выбили немцев из пяти сильно укрепленных деревень. В боях за них солдаты и офицеры показали изумительные образцы стойкости, мужества, храбрости.
Во время штурма деревни капитан Комиссаров поднялся во весь рост и с возгласом «За Родину!» бросился вперед. Бойцы устремились за храбрым командиром. В двадцати метрах от вражеского дзота капитан остановился и принялся забрасывать скопления гитлеровцев. Он был дважды ранен, но, истекая кровью, стоял на коленях и продолжал руководить боем.
Красноармеец Панасенков во время атаки подбежал к дому, в котором скрывалось несколько немцев. Один из них бросил в отважного бойца гранату. Панасенков на лету поймал ее и изо всей силы бросил обратно.
Все гитлеровцы, находившиеся в избе, были уничтожены.
Беспредельный героизм и самоотверженность в этом бою проявил комсомолец Абрам Левин. Немцы поливали наших бойцов свинцовым огнем из пулеметов и автоматов. Бойцы упорно ползли вперед, зарываясь в снег. Но чем ближе были они к дзоту, тем труднее становилось продвижение.
— Выход один. — решил Левин. — заглушить вражеский пулемёт. И тут же, не дожидаясь указания командира, он вырывается из цепи и бежит к дзоту. Вокруг свистят пули. Вдруг Левин падает…
«Неужели убит?» — подумали автоматчики, следившие за каждым шагом комсомольца. Нет. он нарочно упал, чтобы укрыться от пуль, и тотчас же пополз вперед.
Все ближе и ближе цель. Вот он швырнул одну гранату, за ней другую... Но пулемет не умолкал.
И молниеносно возникло решение: отдать для победы всё, что он имел, - свою жизнь. Левин бросился к дзоту и навалился всем телом ла амбразуру... Пулемет умолк. Путь к цели был свободен, и автоматчики, уничтожив гарнизон вражеского дзота, ворвались в деревню.
Значит, то, что произошло у села Холмец 22 февраля 1942 года — через несколько дней после того, как было написано письмо, не было случайным порывом. Комсомолец сделал даже больше, чем обещал матери. Он закрыл своим телом амбразуру дзота!
На карте-схеме от 22 февраля 1942 года я нашла эту огневую точку фашистов. Сейчас на окраине бывшей деревни Жиганово стоит обелиск с портретом молодого человека с умными добрыми глазами. Это Абрам Левин — боец бывшего 879-го стрелкового полка 158 й стрелковой дивизии.
Автор статьи «Бессмертие» лично встречался с родными А. Левина и узнал, что он родился в городе Киеве в рабочей семье. Его мать с 12 лет работала портнихой, а отец с 1917 года по I960 год — шофером легковой машины. Он участник гражданской и Великой Отечественной войн.
— Наш сын. — рассказывал Исаак Моисеевич, — в 1937 году закончил 47-ю московскую школу. Учился он хорошо, увлекался музыкой, спортом и очень много читал. А роман Николая Островского «Как закалялась сталь» перечитывал много раз. С увлечением он занимался в театре рабочей молодежи завода. Однажды сын принес домой пригласительные билеты и говорит:
— Папа! Тебя и маму приглашают на вечер во Дворец культуры. Вот вам билеты.
Тот вечер я до сих пор помню хорошо, он прошел очень весело и интересно. Меня удивило, что роль Павки Корчагина играл наш сын. Вот так рос и учился, работал и воспитывался наш сын. Впрочем, во всех его качествах не было ничего исключительного: ведь они присущи множеству его современников.
В центре деревни Холмец высится монумент воинам, а у его подножия плиты, золотом вычеканены сотни фамилий. Это бывшие москвичи: автозаводцы, динамовцы, металлурги «Серпа и молота», рабочие ТЭЦ № 9 и инженеры теплотехнического института, среди них имя Абрама Левина. Каждый год в День Победы к мемориалу из Москвы приезжают делегации тех предприятий, чьи боевые воспитанники спят тут вечным сном. Сюда же каждый год приезжал и последний ветеран дивизии Димов Радий Иванович, чтобы встретить вернувшихся с войны однополчан, и проводить их в последний путь. 7 мая его не стало…
Ребята нашего поискового отряда 5 мая снова пришли к памятнику на месте гибели Абрама Левина, покрасили его, очистили от прошлогодней листвы и сухих веток площадку вокруг, поставили у подножия первые подснежники, зажгли свечи и почтили память героя минутой молчания. А 8 мая в деревне Холмец мы похоронили его товарищей, которых нашли на полях сражений поисковые отряды.
Теперь имя Абрама Левина навсегда увековечено в селе, за которое он отдал свою жизнь. Я горжусь тем, что живу на этой улице, и буду рассказывать о нём, о его подвиге не только во время экскурсий и уроков Памяти, но и когда вырасту – своим детям. Чтобы помнили, благодаря каким людям мы живём.

 

 

Дата последнего обновления страницы 06.08.2018
Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»