Воинское захоронение д. Иструбенка

 

Воинское захоронение д. Иструбенка

 

"Мы не без вести..."

73 года назад закончилась Великая Отечественная война. Война, сломившая хребет фашизму. Уже канул в историю СССР, бывшие союзные республики мрачно наслаждаются своей независимостью и… забывают, мы забываем тех, кто с криком «Ура!», шел на пулеметы, кто подрывался на минах, кто замерзал на позициях, погибал от ран, недоедания, выходя из окружения и, погибал, погибал… Сколько их погибших? Сколько «Долин смерти»? Нет окончательного ответа до сих пор. В скупых донесениях о безвозвратных потерях «остался на поле боя», «похоронен около…», «пропал без вести в районе…». В Журналах боевых действий – «Бои местного значения», «разведки боем» и… о потерях противника и героях Советского Союза. А ведь Героями являются ВСЕ…, все павшие! Все те, кто лежат в безымянных могилах, воронках, окопах, о ком нет заявления от сослуживцев - «Я видел, как он упал»…

На самом истоке реки «Волга», в сохранившейся часовенке, есть надпись, оставленная безвестными бойцами: «Мы были здесь по дороге в Рай». Это была, видимо маршевая рота, или полк, или бригада, которая шла выполнять приказ, кто сейчас узнает? Они шли в верховья реки Тудовка, а это северо-западная окраина «Ржевского выступа». Бойцы знали, что идут на смерть. Кто выжил в боях…? местного значения…

Севернее урочища Иструбенка, в районе высоты 236,2 у Торопецкого тракта на воинском захоронении стоит памятник Солдату, как оказалось неизвестному Солдату. На плите – имена воинов. Здесь 28 февраля 1942 года 879 стрелковый полк 158 стрелковой дивизии был подвергнут сильному миномётному огню из близлежащих деревень, затем был атакован группой противника. Полк, неся большие потери, отошел двумя батальонами в Подсосенники, один батальон вышел из боя отдельными группами. 110 мото-разведрота, ведшая разведку в направлении Поповка, Рассказово, не вернулась. По рассказам очевидцев событий, разведка была перехвачена немцами в д. Иструбенка… Установить их дальнейшую судьбу не представилось возможным. Не осталось и ИМЁН…

С 2014 года мы вновь и вновь возвращаемся к этому воинскому захоронению, стараясь обходить прямоугольный провал над братской могилой. Пытаемся отремонтировать разрушающийся памятник, расчистить бурно разросшийся кустарник вокруг, а теперь при поддержке фонда президентских грантов будем полностью его реконструировать. Вытаскиваем из различных архивов сведения о погибших здесь солдатиках и офицерах.

Изучаем данные журналов боевых действий 158 и 186 стрелковых дивизий Калининского фронта и сведения 232 и 233 пехотных полков Вермахта, державших оборону в районе деревень Пробойка и Иструбенка. Немцы отмечали упорство, с которым наши пытались совершить прорыв восточнее Холмеца и Пробойки: «Потери врага в месте прорыва могут быть оценены, по крайней мере, в количестве 1500 мёртвыми и они будут усиливаться до тех пор, пока силы врага не исчезнут» (из сведений Журнала боевых действий мотопехотной дивизии «Великой Германии»). Данные 158 стрелковой дивизии о потерях 879 стрелкового полка: убито 530, ранено 1250, а не вернувшаяся 110 мото-разведрота по штату имела 112 человек. Если учесть, что в сильный мороз под интенсивным огнём противника далеко не все раненые могли покинуть поле боя, то данные с обеих сторон о наших потерях примерно сопоставимы. После 28 февраля наступательные действия на Пробойку и Холмец не проводились. Части 158 дивизии отошли и сместились северо-восточнее по линии фронта. Погибшие остались на нейтральной территории, простреливаемой с двух сторон. Тяжелораненые без помощи истекали кровью и замерзали…

Со слов Антонины Михайловны Ланской, в то время 12-летней девочки: её старшего брата вместе с другими местными жителями каждую ночь немцы сгоняли на места боёв, заставляли собирать погибших в санитарные захоронения. Днём наши открывали огонь по передвижениям. Так и уходили солдаты в мёрзлую землю, не оставив имён: немцам они были не нужны, наши в темноте с трудом успевали собирать тела, не до имён тут.

Так и остались они, лежать здесь уже 76 лет неизвестными. Местный житель, дядя Лёша Семёнов рассказывал, как в 50-х годах вместе с другими односельчанами в присутствии военкома уже вскрывали это захоронение, чтобы перенести на центральную усадьбу в с. Холмец. Старожил поведал, что увидев количество захороненных, военком сказал, что переносить не будем, - нет столько гробов, распорядился обустроить воинское захоронение. Так здесь возник памятник. А что же тогда за имена на плитах, кто эти люди?

Благодаря документам Центрального архива Министерства обороны РФ, находящимся в открытом доступе в ОБД «Мемориал» (https://obd-memorial.ru ), нам удалось собрать сведения по каждому воину из учетной карточки этого захоронения. Из 52 человек списка только Френкель Лев Наумович может быть захоронен здесь. Остальные солдаты, командиры, политруки 178, 362, 238, 5, 185, 186, 380, 262, 155, 348, 117 стрелковых дивизий, 587 иптап, 41 отдельной штрафной роты, 3 механизированной бригады и др. воинских частей, просто физически не могли находиться на момент гибели у высоты 236,2. Названия населённых пунктов, у которых они погибли на юге Оленинского, в Ржевском, Старицком, Нелидовском, Бельском районах, в Смоленской области, созвучны названиям деревень под Холмецом: Репище, Грива, Макарово, Подтрубная, Анисимовка, Замошье, Холм и др.. Не хочется искать виноватых, хочется, чтобы родные знали, где погибли их солдаты.

Когда солдаты становятся неизвестными? Когда появляются равнодушие и беспамятство, вольные или невольные…

Русские Солдатушки, Серые Шинели, Воины Бессмертия Великой битвы! Вспомните о НИХ, они умоляют о помощи! Найдите НАС! МЫ НЕ БЕЗ ВЕСТИ! Это кричат наши павшие деды и прадеды, отцы и братья, матери и сестры. Для них Война продолжается…

 Виноградов Сергей Петрович

Назарова Наталья Валентиновна

 

 

Список увековеченных на воинском захоронении д. Иструбенка Холмецкого сельского поселения Оленинского р-на Тверской области.

 

Дата последнего обновления страницы 12.04.2019
Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»